Главная  »  Футбол

В АПЛ пытаются запретить объятия на поле. Зря – они повышают сплоченность команды на биологическом уровне, помогают считывать страх врага

Дайте людям обниматься.

Отмечать гол крепкими объятиями – традиция, которая прижилась во многих командных видах спорта. Но этот ритуал насторожил британских эпидемиологов: в итоге в Англии на волне третьего локдауна ввели запрет на тактильный контакт во время тренировок и матчей. Запрет вызывает неоднозначную реакцию; не обниматься после забитого мяча очень сложно – радоваться в одиночестве футболистам не нравится, эмоции берут верх, и хочется поделиться ими с друзьями.

Автор The Athletic  Адам Харри подсчитал: в этом сезоне каждый четвертый гол футболисты отмечали объятиями. Запрета никто особенно не придерживается: ни игроки «Вулвз», которые обнимались после каждого из пяти голов в матче против «Вест Бромвича», ни «Брайтон», праздновавшие свой единственный гол в игре с «Лидсом» крепкими дружескими объятиями. И только Джеймс Мэддисон из «Лестера», кажется, соблюдает протокол: вместо объятий пожимает товарищам руки (и даже ноги).

Влияет ли запрет на улучшение эпидемиологической ситуации? Вряд ли. Как справедливо замечает Пеп Гвардиола, «причина такой ситуации [высокой заболеваемости] в Великобритании кроется не в футболистах».

«Поле – единственное безопасное место, которое у нас есть. Никто не заражается внутри стадиона», – негодует Юрген Клопп, тренер «Ливерпуля». С ним солидарны многие другие тренеры, которые и вовсе считают запрет бредом, противоречащим самой сути командного спорта. АПЛ признается: ограничения ввели в основном для того, чтобы показать болельщикам хороший пример, но футболистов и тренеров просят отнестись к ним со всей серьезностью.

Пока британская футбольная ассоциация всерьез думает, каким санкциям подвергнуть нарушителей социальной дистанции на поле, рассказываем, почему людям так нравится обниматься и какую пользу психическому и физическому здоровью, а также командному духу, это приносит. За доказательствами обращаемся к нейробиологии, психологии и медицине.

Почему объятия – и вообще прикосновения – важны для выживания?

Люди – биосоциальные существа, взаимосвязанные и взаимозависимые. Стратегия сотрудничества в опасные доисторические времена была более выигрышной – в саванне одиночка-sapiens выжить не мог. В этом плане современный человек отличается от своих древних предков, но и в 21 веке командная деятельность и нетворкинг так же позитивно влияют на решение проблем и способствуют успеху. 

Мозг людей, как и других млекопитающих, во время тактильного контакта вырабатывает гормон окситоцин. Он известен как один из гормонов счастья, формирующий ощущение любви, доверия, принадлежности к группе и, в итоге, безопасности.

Окситоцин отвечает за чувство защищенности и доверия. Гормон имеет огромное значение для командной деятельности

Окситоцин – это нейропептид и пептидный гормон (но часто его называют просто гормоном), который выполняет самые разные функции. Врачи давно знают, что он уменьшает боль во время родов и стимулирует лактацию. Однако этим функции окситоцина не ограничивается. 

Он отвечает за создание родительского поведения и построение эмоциональной связи между матерью и младенцем, создает ощущение привязанности к партнеру и желание отдавать и получать заботу. Вместе с другим гормоном – вазопрессином, участвующим в формировании сексуального желания и нежности, окситоцин регулирует половое влечение. Он «подскакивает» на первых этапах влюбленности, а стабильно высокий его уровень наблюдается у пар, которые провели друг с другом много времени

Но одна из наиболее завораживающих функций окситоцина заключается в том, что он вызывает ощущение спокойствия, формирует чувство защищенности и доверия по отношению к людям, снижает тревогу. Другими словами, окситоцин держит людей вместе, поощряет командную деятельность и лежит в основе глубокой привязанности. На биологическом уровне окситоцин стимулирует наше желание социального признания.

«Когда вы чувствуете, что можете рассчитывать на чью-то поддержку, это ощущение создается благодаря окситоцину. Доверяя кому-то или понимая, что кто-то доверяет вам, вы испытываете прилив окситоцина. Удовлетворение от принадлежности к группе или ощущение безопасности во внутригрупповых отношениях – это тоже результат действия окситоцина» – пишет Лоретта Бройнинг, профессор философии Калифорнийского университета и автор книги «Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин». 

Окситоцин живет очень недолго – период полураспада его молекулы составляет минуты, поэтому важно получать его периодически. Уровень окситоцина повышается во время общения (в том числе – по телефону или посредством аудиосообщений в мессенджерах), тактильного контакта, объятий и значительно возрастает в момент оргазма. Он вырабатывается, даже когда мы общаемся с домашними питомцами или обнимаем плюшевого зайца!

Если уровень окситоцина падает и длительно держится на минимуме (в том числе, из-за изоляции или если кто-то, кому вы доверяли, подвел вас), вы чувствуете тревожность и резкий рост угроз со стороны окружающего мира. Нехватка окситоцина оборачивается проблемами с доверием, невысокой социальной активностью, страхом общения и даже депрессией и тревожностью (у людей с этими расстройствами уровень окситоцина в плазме крови снижен).

Кроме ощущения безопасности, доверия и любви, окситоцин, как сигнализация, помогает определить, кто «свой», кто «чужой»; кому стоит доверять, кто опасен, а с кем нужно играть сообща. По мнению швейцарских ученых, такое поведение характерно для любой ситуации, в которой людей можно разделить на «своих» и «чужих». 

В таких условиях выброс окситоцина может вызывать и антисоциальное поведение – например, заставить людей агрессивно защищаться от посторонних или конкурентов и отдавать слепое предпочтение в пользу своей группы (когда человек безусловно доверяет «своим» и по умолчанию считает «других» воплощением всех грехов человеческих). Яркий пример – потасовка после футбольного матча, когда болельщики без выяснения причины склонны помогать «своим». А у других млекопитающих, особенно, у самок, выброс окситоцина наблюдается в моменты, когда их детенышам угрожает опасность, и коррелирует с «боевой готовностью».

Высокие концентрации окситоцина только усиливают желание тактильного контакта. Потребность в этом гормоне может формировать порочный круг «зависимости от доверия» – окситоциновое чувство привязанности к тем индивидуумам, которых мы давно знаем, по щелчку пальца никуда не исчезает, даже если сейчас они приносят нам изрядную долю боли. 

Объятия на поле повышают сплоченность и слаженность командной игры на биологическом уровне

В командном спорте победа – это хрупкая комбинация профессионализма каждого игрока и сплоченности команды. Волейбольный, баскетбольный, футбольный матч – примеры таких социальных ситуаций, в которых распознавать чужие эмоции, быть частью группы и доверять друг другу критически важно.

Объятия в волейболе – самый привычный ритуал, который только можно придумать. Здесь обнимаются даже чаще, чем в футболе: по объятию приходится на каждый розыгрыш, фактически – каждую минуту. Кажется, это просто привычка. Но может ли быть так, что она укоренилась, потому что дарит преимущество на нейробиологическом уровне?

Объятия увеличивают уровень окситоцина, а окситоцин повышает внимание, обращаемое на социально значимые образы, звуки и другие стимулы. Исследования показали, что доверие и доброжелательность, выраженные прикосновением или «прочитанные» на лице союзника, увеличивают сплоченность команды. Уровни окситоцина в плазме крови повышаются в ответ на социальный сигнал доверия или даже в ситуациях, когда существовало лишь намерение проявления доброй воли. Яркий пример – когда передать мяч не удалось, но попытка не осталась незамеченной.

Измерение уровня гормонов во время соревнований – сложная задача, но известно, что в контролируемых условиях окситоцин влияет на процессы, имеющие значение для  считывания и перенятия эмоций других людей, или эмпатии. Эмоции одного игрока могут вызвать аналогичное настроение у его товарищей по команде, а товарищество, безусловно, влияет на слаженность игры.

Ученые предполагают, что во время забитого гола вместе с окситоцином, провоцирующим желание разделить шквал радости с товарищами, выделяются и другие «гормоны счастья»:
– дофамин, ответственный за мотивацию и достижение цели,
– серотонин, приносящий уверенность в собственных силах,
– эндорфин, вызывающий чувство эйфории.

Исследования тактильного поведения игроков НБА показало, что команды, которые были тактильно более открыты (давали друг другу «пять» и регулярно практиковали удары грудью), показали лучшие сезонные результаты. Вполне вероятно, что объятия на поле – один из способов экстренно «сдружиться» и оперативно «подпитаться» поддержкой группы, однако эта тема требует дальнейших исследований.

Немаловажно и то, что в командных видах спорта игрокам часто приходится делать быстрые выводы о внутреннем состоянии и намерениях не только своих товарищей, но и соперников. Чтение эмоций, таких как страх или решимость, других игроков может помочь быстро принимать решения, а окситоцин, по-видимому, является ключевым биологическим компонентом для обработки этих социальных сигналов.

Было обнаружено, что введенный интраназально (через нос) окситоцин улучшает распознавание эмоций на лице, движений, действий и связанных с ними намерений других людей. Эти навыки необходимы для декодирования языка тела и одинаково важны как во время тренировки, так и в условиях настоящего матча (чтобы интуитивно «считывать», как поведет себя противник).

Терапия объятиями спасает от экзистенциальных страхов, тревожности, стрессов и снимает боль. Обниматься для этого нужно минимум 20 секунд

Психологи научились использовать эффект окситоцина ради нашего блага. Часто, находясь в подавленном настроении и желая получить поддержку, мы хотим кого-нибудь обнять. Ради – ни много ни мало – сохранения ментального здоровья. В социальной и когнитивной психологии такое поведение можно объяснить теорией воплощенного познания (англ. «Embodied cognition»), которая говорит нам, что прикосновения – крайне важный фактор, влияющий на наше ментальное состояние.

Во время тактильного контакта – если мы обнимаем кого-то или просто сидим рядом, – наблюдается всплеск окситоцина. А окситоцин, как мы уже знаем, снижает концентрацию кортизола (гормона стресса) в крови, уменьшает беспокойство, снимает боль – и таким образом делает нас спокойнее. Окситоциновые объятия (длительностью не менее 20 секунд), по мнению исследователей, действительно имеют что-то общее с психотерапией – снижают тревожность, помогают облегчить бремя заботы о безопасности и экзистенциальные страхи (вроде страха одиночества и смерти) и просто делают нас счастливее.

В Европе и США существуют специальные обнимательные сервисы, призванные снизить уровень стресса и одиночества. Некоторые психологи наравне с другими видами психотерапии практикуют cuddle-therapy – чтобы создать атмосферу принятия, одобрения и поддержки не только через эмоциональный, но и физический комфорт (конечно, делается это за дополнительную плату и со своими ограничениями). 

ОРВИ протекает легче у тех, кого чаще обнимают, а тактильная поддержка помогает бороться с  сердечно-сосудистыми заболеваниями

Неоднократно доказано, что младенцы (как человеческие, так и малыши-приматы), выросшие без прикосновений, объятий и поглаживаний со стороны матери и членов семьи, лишаются важнейших социальных и когнитивных навыков. Более того – найдена связь между низким уровнем окситоцина и некоторыми расстройствами аутистического спектра.

Есть мнение, что объятия служат средством укрепления иммунитета. В 2014 году исследователи из университета Карнеги-Меллон постарались ответить на вопрос: как стресс и тактильный контакт влияют на восприимчивость к инфекциям? Они провели эксперимент, в котором попросили 404 добровольца заполнить анкету, рассказав том, как они общаются с другими людьми, в частности – часто ли обнимаются, и в течение 2-х недель ежедневно сообщать о количестве произошедших конфликтов, стрессовых социальных ситуаций и объятий. Далее участников намеренно заразили одним из вирусов ОРВИ и наблюдали в условиях карантина. Симптомы и тяжесть заболевания оказались ниже у тех, кого чаще обнимали и поддерживали, причем вне зависимости от количества случившихся ссор.

Науке давно известно, что риск подхватить инфекцию повышается, если человек постоянно подвергается стрессу (этому способствует перманентно высокий уровень кортизола в крови). Наблюдающийся защитный эффект объятий может быть связан как непосредственно с физическим контактом (ведь окситоцин – естественный антагонист кортизола), так и с чувством поддержки близкого. В любом случае, те, кого обнимают чаще, в некоторой степени более защищены от ОРВИ.

Защитный эффект объятий можно наблюдать еще и в контексте сердечно-сосудистой системы. Чтобы подтвердить это, ученые изучили взаимосвязь между кратковременным теплыми отношениями и данными артериального давления. Они исследовали 200 романтических пар, разделив их на две группы:

  • В первой группе партнеры 10 минут держались за руки, а затем 20 секунд обнимались.
  • Другая группа довольствовалась общением без тактильного контакта.

После чего исследователи подвергли наблюдаемых стрессовому событию – попросили выступить на публике. Добровольцы из первой группе показали большее снижение уровня артериального давления и частоты сердечных сокращений, чем во второй группе, то есть были более спокойны во время выступления. Эти результаты показывают, что поддержка и забота другого человека, в том числе, выраженная тактильно, может быть важна для здоровья сердечно-сосудистой системы и организма в целом. А потребность в теплых партнерских отношениях – каприз не только нашего социального, но и биологического «я». 

Конечно, степень удовольствия от прикосновений во многом зависит от контекста, и не все люди тактильны. Поэтому не стоит трогать других людей (в том числе, детей), не получив их разрешения или согласия

Но как быть в ситуации, когда нельзя обниматься? Поднять уровень окситоцина помогут объятия с домашним питомцем или плюшевым зверьком, текстурные ткани (если хорошенько их потрогать), йога и другие виды активности, направленные на развитие сенсорного восприятия. Концентрируйтесь на процессе прикосновения и следующих после него ощущениях. Закутаться в кокон из одеяла, совсем как в детстве – тоже хорошее решение.

Почему много спортивных моментов запомнились слезами? Зачем мы плачем? Как слезы помогают бороться со стрессом?

Больше о здоровье, питании, медицине и научных исследованиях – в разделе «Здоровье» и в о здоровье

Фото: REUTERS/Peter Cziborra, Isaiah J. Downing-USA TODAY Sports, Alex Pantling, Catherine Ivill, John Walton, Adrian Dennis