Главная  »  Футбол

Чтобы вырастить вратаря, нужно изучать даже рост предков игрока. Новый пост в блоге тренера «Урала»

Всем привет, вы в блоге тренера вратарей «Урала» Андрея Шпилева. В последнем посте 2020-го – большой рассказ о том, как правильно воспитывать молодого вратаря

Я работаю в системе «Урала» с 2007 года, за это время пять моих воспитанников подписали контракты с главной командой: Григорий Любимов, Дмитрий Арапов, Андрей Тимофеев, Александр Шубин и Евгений Жариков.

Арапов и Тимофеев доросли до матчей РПЛ, как и Олег Баклов с Владиславом Полетаевым. Баклова мы взяли из «Сызрани-2003», когда ему был 21 год, а в прошлом сезоне Олег отыграл 3 матча в Премьер-лиге. Полетаева я привез, когда ему было 14, из поселка городского типа под Омском. 

Этих ребят я находил в дворовых командах, низших лигах, даже других видах спорта (Дима Арапов играл в мини-футбол), приглашал на просмотр и в итоге забирал в «Урал». За 13 лет мы сталкивались с разными ситуациями при воспитании молодых вратарей – сегодня хотелось бы поговорить о них и о том, как избежать ошибок при подведении голкиперов к основной команде. 

Первый этап – выстраивание клубной философии и структуры 

В 2007-м мне было всего 29 лет, я не знал, продолжать игровую карьеру или оставаться в Екатеринбурге и как-то менять жизнь. Решение подсказал президент «Урала» Григорий Иванов – он предложил стать тренером вратарей в структуре клуба. Так я завершил игровую карьеру и начал работать с юными вратарями академии «Урала» (десять возрастов) и молодежного состава. 

В то время я проводил три-четыре тренировки в день в разных районах Екатеринбурга, но было круто – до сих пор вспоминаю глаза мальчишек, которые сразу после завершения тренировки уже ждали следующую. 

Тогда я сформулировал цель – воспитание сначала личностей, которые будут порядочными в обществе, а уже потом профессионалов, способных решать задачи на высоком уровне. При этом хотелось, чтобы в главной команде «Урала» все три вратаря были клубными воспитанниками, потому что это положительно влияет и на имидж «Урала», и на развитие голкиперов из академии, потому что у них возникают наглядные примеры, чего можно достичь при правильной работе. Плюс, конечно, экономия клубных средств при трансферах и зарплатах – в идеале эти деньги должны идти на создание условий для юных приезжих ребят.

Так мы разработали стратегию развития «Урала» – совершенствуем ее и сейчас. 

Второй этап – набор и отбор молодых вратарей

Когда я оказался в системе «Урала», понял, что нам нужно провести селекционную работу – начал ездить по местным школам, просматривал практически все турниры (от «Кожаного мяча» до региональных и всероссийских соревнований, в которых участвовали команды академии «Урала»). Кроме того, постоянно общался с главными тренерами основы «Урала» – хотелось знать их оценку игры вратарей основы и общие требования.

Сознание изменил один момент. В одной из детско-юношеских команд «Урала» был вратарь, которого постоянно вызывали в сборную региона, он неоднократно признавался лучшим на крупных турнирах. Конечно, я ждал его появления в молодежке, представлял, как будем его переводить в главную команду, но в один момент он перестал расти (175 сантиметров). При этом парень не обладал качествами, которые бы могли нивелировать недостаток антропометрии. Позже выяснилось, что его родители – среднего роста, та же история – с более дальними родственниками. 

После этой истории мы выработали шкалу критериев и оценки перспектив вратарей. В нее вошли разные данные: рост предков и их причастность к спорту, психологический портрет, физические качества, восприимчивость, оценка тренировочной и игровой деятельности. Получилось около 25 показателей – высчитываем средний балл и выделяем каждого вратаря определенным цветом. От зеленого – с большей перспективой, до красного – сомнительное развитие. 

Убедиться в том, что такая шкала необходима, мне помог хоккейный вратарь Николай Хабибулин. В начале карьеры в НХЛ он со своими 185 см считался одним из самых высокорослых вратарей, но через 15 лет уже был одним из самых низких. Дело в возросшей динамике и изменении техники игры вратарей: теперь они часто садятся на колени, а пространство в верхней части ворот закрывают плечами.

Антропометрия для хоккейного вратаря стала необходимым качеством – североамериканцы обращались в институты генетики, которые получают данные ДНК предков голкиперов, изучают перспективы роста. Если к моменту выпуска из академии у вратаря нет нужных ростовых показателей, его устраивают в клуб рангом ниже. Так североамериканцы, которые смотрят на спорт как на бизнес, исключают финансовые траты впустую. 

У нас пока нет возможности для таких детальных исследований, но я увлекся этой темой именно после случая с нашим вратарем и рассказов Хабибулина. Каждый год все тренеры вратарей структуры «Урала» отслеживают показатели воспитанников, сверяют их с прошлогодними. После этого выносится решение, кому мы сами помогаем развиваться дальше, а кому нужно помочь в трудоустройстве.

Третий этап – развитие и формирование молодых вратарей

Тренер помогает детям осваивать новые возможности в спорте, занимает особое место в жизни ребенка после родителей. При этом у родителей всегда есть преимущество – они находятся с малышом с момента рождения, создавая ему комфортные условия. Знакомство с тренером происходит через несколько лет жизни, поэтому тренер должен осознавать важность своей роли в формировании личности.

Слева – массивная корневая система, крепкий ствол, крона. Это отождествляет ценности семьи, привитые от рождения: воспитание, любовь к близким, уважение к старшим. Ветки – это ценности, приобретенные с годами. Если такие ветки приделать к дереву справа, получится дисбаланс – хлипкий ствол их не удержит и сломается. Так тренер осознает, что играет очень важную роль в развитии характера и жизненных принципов молодых парней. 

Четвертый этап – определение типа характера вратарей и их стиля игры

Нередко тренеры вратарей поощряют активных воспитанников, а флегматичных пытаются расшевелить. Бывает, что слишком активным ребятам их врожденное качество мешает: из-за желания сделать все быстро они совершают ошибки (например, при исполнении технических элементов). Примеры грамотных действий вратарей, которые считаются заторможенными, тоже встречаются – их концентрация и спокойствие позволяют четко отыграть эпизод, вселяют уверенность в партнеров. 

Я пришел к тому, что тип характера вратаря вряд ли получится изменить. Это, например, не говорит о том, что к активным вратарям нужно относиться осторожно – необходимо направлять их энергию в нужное русло. 

Несколько лет назад преподаватель в школе немецких тренеров проанализировал игру Рене Адлера на его пике и Мануэля Нойера в начале карьеры. Адлер четко перемещался, у него были точные движения, пластика, гибкость, почти идеальная техника – такой стиль игры считался эталонным. А с другой стороны был Нойер, который постоянно куда-то бегал, принимал авантюрные решения, при этом еще и отставая технически. Чья карьера в итоге сложилась удачнее, мы знаем.

Попытка выявить идеальный тип характера и стиля игры через собственное видение – ошибка. В Европе при обучении молодых вратарей во главу угла ставят создание положительной атмосферы в коллективе. 

Пятый этап – постановка задач, суперцелей, мотивация

В бизнесе есть понятие «ментор» – менеджер, задающий вектор развития сотрудников и компании в целом. Тренер вратарей – руководитель отдела подготовки голкиперов, который должен обозначить суперцель своим воспитанникам. Это может быть даже победа в Лиге чемпионов, почему нет? Не думаю, что детские тренеры Дмитрия Аленичева могли точно сказать, что из их воспитанников того возраста именно он сможет достичь такого успеха.

Со временем у меня возникла идея о визуализации пути к успеху – мотивационная лестница с локальными, промежуточными и глобальными задачами. Конечно, глобальная – кубок Лиги чемпионов, но главное – завтра быть сильнее, чем вчера. 

Меня часто спрашивают: как мотивировать игрока, когда команда проигрывает 0:5? На тренировке вратарю могут забить еще больше, но он сохраняет вкус к игре. Это понимание нужно донести до сознания вратаря. 

Другой вопрос: как вратарю сохранить концентрацию, когда его команда ведет 5:0? Тут нужно понимать, что вратарь похож на представителя индивидуального вида спорта – например, на теннисиста или боксера. Правда, пример тенниса не очень подходит, потому что там часто отыгрывается преимущество у тех, кто выиграл первый сет и ведет во втором. В боксе – более похожая ситуация: расслабившийся боксер может получить ряд разящих ударов, которые не повлияют на исход боя, но испортят впечатление от победы. Мысль о том, что нельзя расслабляться, должен доносить тренер. 

Шестой этап – создание имиджа вратаря

Тренер вратарей должен контактировать с PR-отделом клуба, потому что ребята из него не могут знать и понимать все тонкости вратарской работы. Что-то подсказать, попросить вырезать эпизод и раздать его в соцсетях – это тоже важно.

Если молодой российский игрок сделает модную прическу или татуировку, над ним начинают посмеиваться, говорить, что он словил звезду. Мне кажется, в таком самовыражении  нет ничего плохого – допустим, иностранец отращивает волосы, и ему никто ничего не говорит, потому он легионер. Наверное, свобода должна быть у всех. 

Вратарь провинциального клуба приезжает в юношескую сборную – не новые треники, брит почти под ноль. В эту же команду приезжают парни из Москвы и Петербурга – у них совершенно другие представления о том, как нужно выглядеть. А в юном возрасте все равно встречают по одежке. Я не говорю, что нужно бежать в Гуччи, но не вижу ничего плохого в смене прически, свежих джинсах, новых кроссовках. Это тоже имидж.  

Седьмой этап – свобода и возможность для реализации

В книгах по спортивной психологии пишут, насколько важно уметь уважать воспитанников, видеть в них личностей. 

Мой коллега Василий Фролов (внук Льва Яшина) хорошо знаком с сербскими академиями – лидерами среди поставщиков игроков в клубы и лиги любого уровня. Он рассказывал, как в конце тренировки там ребята играют в футбол – тренеры садятся под зонтик и пьют кофе. Эти тренеры объяснили, что игра – это время детей, где они могут отвлечься от шаблонных заданий и проявить свои способности. 

В России все не так. Во время матча тренер может находиться даже за воротами и подсказывать вратарю, как тому двигаться, куда и когда отдавать передачу. По сути, тренер в ультимативной форме решает за игрока, а вратарь вынужден подчиняться, чтобы потом не получить критику. 

Я видел, как во время одного из детских матчей судья назначил штрафной, а тренер, стоявший за воротами, подсказывал вратарю, как правильно устанавливать стенку. В один момент тренер просто вышел на поле, сам установил стенку и развернулся к вратарю: «Видел? Вот как надо!»

К сожалению, во время матчей тренеры постоянно подсказывают, что делать и куда бежать, но это абсолютно неправильно. Тренер детей и юношей – это человек, который развивает способности; ограничивая инициативу у игроков, он лишает их возможности идти на риск при решении игровых задач.

Новая школа вратарей строится на уверенности в себе, тренер обязан ее развивать. Если вратарь пошел на перехват фланговой передачи и махнул мимо мяча, в следующий раз он не должен сомневаться в своем решении, иначе темп игры просто не простит промедления при выборе.

При этом вратарь, допустивший ошибку на выходе, в оставшееся время матча, скорее всего, при подачах останется на линии. 

Восьмой этап – доверие

Во время поездки в Голландию я спросил тренера вратарей о местном воспитаннике в заявке на матч основы. «Я вообще не сомневаюсь в нем, ведь он прошел все этапы развития в нашей академии. Он знает все игровые принципы команды, обучен элементам игры вратаря», – ответил тренер.

Этот ответ запал мне в душу, даже стал девизом. Я постоянно повторял себе: «Необходимо работать так, чтобы у тебя самого не было сомнений в том, чтобы доверить место в воротах воспитаннику». 

В Европе игроки к 22 годам уже выглядят зрелыми и уверенными в себе. В большинстве случаев это означает, что уже в 16-17 лет они ярко проявляют себя в молодежных командах, а в 19-20 – во вторых. 

Каждый год я звоню руководителю областной федерации футбола, говорю: если какая-то взрослая команда ищет вратаря, они есть в академии «Урала». Так Дима Арапов заиграл на взрослом уровне в 15 лет, такой же опыт получил Полетаев. Игра каждую неделю в чемпионате области по мужикам – это же новый стресс, это нужно для развития. В 16-17 они играли за молодежку «Урала», в 19 – попадали в основу «Урала», сейчас у нас появился промежуточный этап – «Урал-2».

Я знаю главных тренеров, которые работают по принципу «Кто старше, тот и играет». Мне кажется, что должен играть тот, кто перспективнее. 

Девятый этап – поддержка и защита 

Как-то я был на предсезонном турнире – наблюдал за матчами со стороны. Сижу на трибуне вместе с другом и слышу, что представители одного клуба начали насмехаться над своим молодым игроком, которого поставили в старт. И это еще даже не начался матч. 

В перерыве я подошел к одному из представителей этого клуба: «Ну, как тебе ваш вратарь?» Человек рассказал, что вратарь как-то нервничает и из-за этого ошибается. Я следил только за этим вратарем: из 18 действий 16 были удачными, а 2 не очень хороших не привели к опасности. 

Мне стало интересно, почему в клубе так относятся к своему же юному вратарю. Оказалось, что тренеры молодежки были очень дружны, при этом тренер вратарей молодежки конфликтовал с тренером вратарей основы, который и подтянул этого вратаря. В итоге доставалось и тренеру, и воспитаннику – вокруг него сформировалось мнение, что он не тянет из-за того, что об этом говорили все тренеры молодежки.

Так я понял, что тренер вратарей должен быть и дипломатом. В любом клубе много нейтральных людей – они не знают, как разбирать вратарей и работу тренеров, но подвержены влиянию чужого мнения. 

У высшего клубного руководства нет времени разбираться самому, оно слушает других – в целом, это нормально. Поэтому тренер вратарей должен аргументированно доказывать высшему руководству, чем вратарь хорош (если это действительно так), и выстраивать рабочие отношения с нейтральными сотрудниками клуба.

Иначе клуб может потерять вратаря. 

Десятый этап – саморазвитие 

Молодые вратари постоянно ждут от тренеров чего-то нового – так тренеры сами держат себя в тонусе. Постоянное желание получить новое знание ведет к повышению квалификации и полноценному формированию тренера. В интервью и блоге я уже рассказывал, как меня мотивируют стажировки и участие в конференциях.

Я мало кому рассказывал, что должен был поступить на учебу в Германии. Оно состоит из четырех сессий – как правило, во время пауз на матчи сборных. Эту уникальную возможность я получил благодаря знакомству с представителями Немецкого футбольного союза. Они рассказывали, что тренеры из Японии и США были готовы платить за то, чтобы их зачислили на курсы, но по правилам обучаться могут только граждане Германии. 

Единственное исключение сделали для меня. Для зачисления я должен был выступить с презентацией на немецком языке – рассказывать о собственной философии. Готовиться к экзамену я начал еще за полгода до него – он должен был состояться в Дюссельдорфе в июне. 

Пандемия нарушила все планы. С нетерпением жду снятия ограничений, чтобы вернуться к этой теме. 

Одиннадцатый этап – сторонние проекты 

Несмотря на то, что 2020-й получился непростым, он ознаменовался несколькими интересными проектами, которые были направлены на популяризацию футбола и вратарского искусства. 

Зимой в тренировочных сборах «Урала» участвовал вратарь «Амкала» Евгений Спиряков (видеоблогер, 611 тысяч подписчиков на основном канале, также владеет магазином вратарской амуниции – Sports.ru). Приезд и блог Жени позволил и мне взглянуть на себя со стороны, лучше узнать наших вратарей. 

Весной большую популярность набрали вебинары. Как организатору сессий для русскоговорящей аудитории мне удалось привлечь в качестве спикеров тренера вратарей «Унион Берлин» Майкла Гспурнинга, Паскаля Ферманна из «Вольфсбурга», Роберта Алмера из сборной Австрии, Фернанду Феррейру из «Бенфики», нашего известного менеджера Алексея Зинина. Последним выступал один из самых известных тренеров вратарей в мире Франс Хук (один из ведущих тренеров вратарей мира, работал в «Барселоне», «Баварии», «Аяксе», «МЮ», сборной Голландии и сборной Польши).

В качестве спикера меня приглашали на обучающий семинар РФС для тренеров вратарей, учащихся на категорию А УЕФА, также выступал на кипрско-греческой конференции для коллег из этих стран. Самой яркой стала конференция европейских тренеров вратарей – там участвовали представители «Боруссии» (Дортмунд), «Бохума», «Гронингена», «Леванте», ЛАСК и даже «Филадельфии» из МЛС. 

В декабре мне доверили выступление на семинаре компании Goalkeeping Development, а на днях посчастливилось поучаствовать даже в записи подкаста компании из Лос-Анджелеса. Ссылку на него обязательно выложу в своем инстаграме – подписывайтесь.

Поздравляю всех с окончанием сложного 2020 года! Надеюсь, 2021-й всем принесет больше позитива. Не болейте. 

Андрей Шпилев.

Тренер вратарей «Урала» оживляет свой блог: рассказ о когнитивных навыках и важности предвосхищения моментов 

Знаете, чем тренеры занимаются на карантине? Тоже сидят в чате и проводят видеоконференции (например, обсуждают длину шагов вратарей на выходах)

В чем именно наши вратари отстают от европейских тенденций? 

Фото: instagram.com/goalkeeperspieler; Gettyimages.ru/Robert Laberge /Allsport; vk.com/fc_ue; globallookpress.com/Peter Schatz/Peter Schatz/Pool